http://cheb.ranepa.ru - Исследование РАНХиГС: через 20 лет население планеты начнет молодеть
Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия сайта
ГлавнаяНовости АкадемииИсследование РАНХиГС: через 20 лет население планеты начнет молодеть

Исследование РАНХиГС: через 20 лет население планеты начнет молодеть

28 февраля 28.02.18 г.
Исследование РАНХиГС: через 20 лет население планеты начнет молодеть

Глобальный процесс старения населения не бесконечен. В 2040-х гг. он достигнет своего пика и пойдет на спад. К такому выводу пришли авторы исследования, проведенного РАНХиГС.

Научное исследование под названием «Продолжительность здоровой жизни населения: моделирование и прогнозирование для России» проводилось группой ученых Международной лаборатории демографии и человеческого капитала Института прикладных экономических исследований, одного из научных подразделений РАНХиГС. Руководил работой заведующий лабораторией Сергей Щербов – один из ведущих мировых ученых в этой области, являющийся также директором по демографии Центра Витгенштейна и заместителем директора программы «Население мира» Института прикладного системного анализа в Вене.

Открытие авторов исследования прямо противоречит общепринятой на сегодняшний день концепции, согласно которой доля пожилых людей в структуре общества будет неуклонно увеличиваться, создавая тем самым растущую нагрузку на государственные бюджеты. Российские демографы предложили принципиально новый взгляд на будущее мира.

По прогнозам ученых, к 2050 г. средняя продолжительность жизни во всем мире, в том числе и в России, вырастет на 7–8 лет. Вместе с тем, как отмечают авторы исследования, после того, как коэффициент перспективной демографической нагрузки пожилыми (POADR) достигает своего максимума, он стабилизируется. А так как в то же самое время продолжительность жизни продолжает увеличиваться, общество начинает «молодеть».

Подробнее об этом открытии, способном полностью изменить сложившиеся представления о том, что ждет мировую экономику в не столь отдаленном будущем, мы попросили рассказать одного из авторов исследования Сергея Шульгина, заместителя заведующего Международной лаборатории демографии и человеческого капитала Института прикладных экономических исследований РАНХиГС.

– Сергей Георгиевич, в вашем исследовании приводятся цифры, которые могут вызвать некоторую панику. Вы пишете, что если в 2018 г. на одного человека пенсионного возраста приходится 4,5 представителя работоспособной части населения, то к 2038 г. на одного пожилого человека будет приходиться около трех человек работоспособного возраста. И тем не менее вы говорите, что это не повод для тревоги?

– Не повод. Давайте посмотрим. Во всем мире демографы констатируют глобальную тенденцию старения населения. Все демографические прогнозы выглядят довольно устрашающе: население стареет, и происходит это стремительно. Прогнозы приобретают апокалиптический оттенок: «Мы сваливаемся в мир, в котором живут одни старики».

Однако мы считаем, что традиционные методы определения старения не дают полной картины. При более внимательном взгляде на проблему выясняется, что все совсем не так страшно. Более того, многие развитые страны уже начали «молодеть». И это принципиально новая точка зрения на будущее нашего мира.

– Давайте попробуем объяснить нашим читателям поподробнее, каким образом российские ученые приходят к такому оптимистичному выводу? Откуда такой оптимизм?

– Дело в том, что изменения в возрастной структуре населения, которые обозначаются словом «старение», происходят в связке с другим процессом, который мы сегодня отчетливо наблюдаем в России: ростом ожидаемой продолжительности жизни. И оценивать эти глобальные сдвиги возрастных структур следует с учетом растущей ожидаемой продолжительности жизни.

Собственно, в этом и состоит суть нового подхода к оценкам старения, который предложил руководитель нашей лаборатории Сергей Щербов, возглавляющий Институт прикладного системного анализа в Вене. Включив в свои расчеты этот фактор, наши ученые доказывают, что глобальный процесс старения населения – конечен. По нашим прогнозам, в 2040-х гг. он достигнет пика и пойдет на спад.

– То есть, условно говоря, население начнет «молодеть»?

– В каком-то смысле да. Существуют показатели так называемого «перспективного» возраста. Что такое перспективный возраст? Это время, которое человеку предстоит прожить. Перспективный возраст рассчитывается с учетом существующей на данный момент структуры смертности. При этом хочу уточнить: мы говорим не о некоем конкретном человеке, а о средних показателях для поколения в целом. Существует большое количество статистических данных, которые показывает, что в том или ином возрасте люди умирают с определенной вероятностью. Таким образом, если оценить эти вероятности для населения в целом, можно оценить и ожидаемую продолжительность жизни человека для каждой возрастной группы.

Ну, например, сейчас в России ожидаемая продолжительность жизни при рождении порядка 68 лет, при этом для мужчин этот показатель составляет 63 года, у женщин – порядка 72 лет… А в возрасте порядка 50 лет у мужчин ожидаемая продолжительность жизни составляет около 20 лет, а у женщин – порядка 27 лет. Это в России. В Японии, например, для 50-летних ожидаемая продолжительность жизни составляет порядка 35 лет для мужчин, для женщин – около 39 лет…

Иными словами, идея перспективного возраста и связанных с ним показателей заключается в том, чтобы оценить, как выглядят изменения в структуре населения не с точки зрения какой возраст у людей сейчас, а с той – сколько им в среднем предстоит жить.

При этом оказывается, что и сами представления о старшем возрасте очень относительны. Они не настолько привязаны к фактическому возрасту человека, как принято думать. Скажем, если лет 200 назад 50-летний человек считался стариком, то сегодня – это скорее человек среднего возраста. Более того, у нас нет никаких оснований думать, что эти представления не будут меняться и дальше.

– Тогда кого вы предлагаете считать старым человеком?

– Это вопрос сложный. В исследованиях Сергея Щербова и его коллег такое понятие, как «порог старости», вводится достаточно формально, как возраст, в котором ожидаемая продолжительность жизни составляет 15 лет. В России значение этого показателя зависит от ожидаемой продолжительности жизни, от структуры смертности, и сейчас порог старости составляет порядка 62 лет для мужчин и 65 лет для женщин.

С другой стороны, в России порог старости часто связывают с наступлением пенсионного возраста – 55 лет для женщин и 60 для мужчин. В Европе стариками считаются люди старше 65.

Сейчас в международной практике одной из традиционных мер измерения структуры населения и оценки доли пожилых является такой параметр, который называется Old Age Dependency Ratio, или по-русски – демографическая нагрузка пожилыми. То есть, условно говоря, этот показатель можно представить в виде дроби, где в числителе – количество людей старшего возраста, а в знаменателе – доля людей трудоспособного возраста.

В Европе сейчас трудоспособный возраст сдвигается с 16 лет до 20, таким образом, в знаменателе у нас оказывается количество людей в возрасте от 20 до 65 лет. Грубо говоря, этот показатель измеряет, сколько пенсионеров приходится на одного работающего.

Когда значение этого показателя хотят посчитать в России, то у нас берут число женщин старше 55, и мужчин – старше 60, а в знаменателе – численность населения в возрасте от 16 до 59 (мужчины) или, если говорить о женщинах, то от 16 до 54.

Но здесь следует отметить, что во всем мире границы пенсионного возраста определены не так четко, существует целый ряд способов расчета этого показателя, и разночтение уже само по себе является доказательством того, что проблема существует, что нет ясного представления о том, кого считать пожилым человеком.

И здесь одно из преимуществ подхода перспективных возрастов состоит в том, что у нас есть плавающая граница старости, которая зависит от характеристик всего населения. Повторюсь, это граница, которая соответствует возрасту, в котором ожидаемая продолжительность жизни составляет 15 лет.

– А почему именно 15 лет?

– Эта цифра выбрана неслучайно. Ведется долгая дискуссия о том, почему выбран именно такой срок. Вместе с этим ведутся исследования по уточнению этой цифры. Но пока мы проводим так называемую границу старости в возрасте, когда ожидаемая продолжительность жизни составляет 15 лет.

Этот-то принцип и применил Сергей Щербов к оценке населения с помощью демографических проекций и вероятностного метода. Он показал, что показатель демографической нагрузки пожилыми с не фиксированной, но плавающей границей старости, выглядит совсем не так мрачно, как представлялось до сих пор, когда этот показатель измеряли традиционными индикаторами. Ожидаемая продолжительность жизни увеличивается, и граница старости сдвигается.

Сегодняшний 60-летний человек очень часто даже не задумывается о том, чтобы выходить на пенсию. Конечно, это зависит и от его состояния здоровья, и от уровня культуры, и от его образования, социального статуса и т. д. Но в целом сегодняшний 60-летний человек в каком-то смысле гораздо моложе своих сверстников, живших лет 20–30 назад. А еще лет через тридцать 60-летние будут моложе, чем сегодняшние.

Таким образом, представление о возрасте в каком-то смысле подвержено инфляции, ее-то и учитывает подход, связанный с учетом перспективных возрастов.

– Правильно ли я понимаю, что результаты, полученные с использованием такого подхода, могут использоваться политиками и экономистами в качестве аргумента в пользу такого важного решения, как повышение пенсионного возраста?

– Видите ли, с прагматической точки зрения результаты этого исследования можно, конечно, использовать в качестве аргумента в пользу повышения пенсионного возраста. Понятно, что на основании этих результатов можно понять, что повышение пенсионного возраста – необходимо.

Если ожидаемая продолжительность жизни растет, то какую бы фиксированную границу пенсионного возраста мы бы ни выбрали, мы всегда будем наблюдать процесс инфляции этого значения. Это все равно, что зафиксировать размер пенсии в условиях инфляции, когда реальная стоимость этих денег будет постоянно уменьшаться.

Но само-то исследование все-таки не об этом. Его основной вывод заключается в том, что если ожидаемая продолжительность жизни растет, то бояться так называемого старения населения не следует.

– Ключевое слово – «если»?

– Говоря о темпах роста ожидаемой продолжительности жизни, хотелось бы отметить еще одну любопытную особенность: признаков, что этот процесс остановится в ближайшие 20–30 лет, не просматривается. Сейчас в среднем в развитых странах ожидаемая продолжительность жизни вырастает каждые десять лет на два года. Этот рост основан во многом на темпах развития медицинских технологий и технологий дожития.

В России этот показатель растет гораздо быстрее, но здесь работает эффект низкой базы. Поэтому мы, скорее всего, в обозримом будущем замедлимся и придем к таким же показателям, как в Европе.

Это означает, что примерно через 100 лет ожидаемая продолжительность жизни будет еще на 20 лет выше. Впрочем, говорить о том, что нас ждет через 100 лет, я бы пока не стал. Демография хорошо описывает процессы демографической инерции в отношении людей, которые уже родились, а потому наиболее точными будут прогнозы на одно-два поколения. А вот при попытках спрогнозировать процессы на более отдаленную перспективу будет нарастать неопределенность. Но когда мы говорим о том, как станет развиваться ситуация в ближайшие 10–20 лет, это вполне достоверный горизонт прогнозирования.

Демографические прогнозы до 2050 г. – наиболее достоверные, и доверять им можно в гораздо большей степени, чем прогнозам политическим, экономическим, технологическим и прочим, так как процессы в этих областях очень нестабильны. А демографические процессы, напротив, стабильны в пределах одного-двух поколений.

Поэтому мы можем с уверенностью сказать, что к 2050 г. средняя продолжительность жизни во всем мире вырастет лет на 7–8. Это означает, что во всех развитых странах ОЭСР ожидаемая продолжительность жизни при рождении легко достигнет 90 лет в среднем. Этот процесс может чуть-чуть ускориться – добраться до 92–95 лет, но вряд ли замедлится. Для России пока прогнозируем увеличение этого значения до 80 лет, но не исключено, что и у нас ожидаемая продолжительность жизни вырастет значительнее.

– Правильно ли я понимаю, что для России увеличение продолжительности жизни – тенденция положительная?

– Да ведь и для наиболее развитых стран эта тенденция отнюдь не негативная, какие бы апокалиптические прогнозы, связанные со старением населения, сегодня там ни звучали. В мире есть страна-чемпион по темпам старения населения. Это Япония. Там доля людей старше 80 лет такая, какая в Европе будет лет через 20. Так вот, в Японии уже сейчас сформировался развитый рынок услуг по уходу за пожилыми, есть целые отрасли услуг, востребованных прежде всего именно людьми старшей возрастной категории. Если посмотреть на демографические проекции Японии, там доля старшего населения будет расти уже замедленными темпами.

Сергей Щербов сделал еще одно интересное наблюдение: мир довольно быстро проходит ту точку, когда перспективный коэффициент демографической нагрузки пожилыми достигает своего максимума, после чего стабилизируется, а в некоторых странах начинает убывать.

Поэтому можно сказать, что возрастная демографическая структура стабилизируется, а так как продолжительность жизни продолжает увеличиваться, то население в среднем «молодеет».

– Объясните, пожалуйста, как это возможно?

– Человек, который живет в медианном возрасте, а это такой возраст, когда половина населения страны старше этого человека, а половина населения – младше – для России это около 40 лет. На сегодняшний день для сорокалетних мужчин – москвичей средняя ожидаемая продолжительность жизни – тоже около 40 лет.

Если в стране для людей медианного возраста средняя ожидаемая продолжительность жизни короче прожитой жизни, мы говорим о старении населения. Если же наоборот – скажем, медианный возраст 23 года, а ожидаемая продолжительность жизни для человека в медианном возрасте, скажем, 52 года, то такое общество более молодое.

И основное открытие, сделанное на основе использования метода, учитывающего перспективный возраст, как раз и состоит в том, что в какой-то момент общество перестает стареть и даже начинает молодеть: люди, которые доживают до медианного возраста, в будущем будут жить дольше, чем сейчас. И по нашим расчетам, мир подойдет к этой точке ориентировочно через 20 лет. 2040 г. – это точка, которую с точки зрения демографии, можно довольно легко увидеть и для которой можно довольно легко спрогнозировать демографические процессы.

– Двадцать лет – совсем не много. Наверное, к этому моменту надо как-то готовиться?

– Для России такая ситуация – более-менее отдаленное будущее. Большинство наших социальных демографов сходятся во мнении, что нам необходимо создавать массовые институты – которые, надо заметить, у нас практически отсутствуют – по обслуживанию молодого поколения (ясли, школы, всевозможные услуги, ориентированные на детей), и совершенно нет сектора, ориентированного на пожилых. Сейчас он только начинает формироваться. Это не только дома престарелых, пансионаты, система, которая обеспечивает пожилым и инвалидам доступ к социальной структуре, но социальная инфраструктура в самом широком смысле…