Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия сайта
ГлавнаяНовости АкадемииПроректор РАНХиГС, директор ИБДА Сергей Мясоедов: Мы учим умных не быть бедными

Проректор РАНХиГС, директор ИБДА Сергей Мясоедов: Мы учим умных не быть бедными

14 февраля 14.02.18 г.
Проректор РАНХиГС, директор ИБДА Сергей Мясоедов: Мы учим умных не быть бедными

О критериях выбора бизнес-школ и программ МВА, отличии российского бизнес-образования от западного, о перспективах выпускников российских бизнес-школ, эмоциональном интеллекте и таланте управленца корреспонденту «Интерфакса» рассказал проректор РАНХиГС, директор Института бизнеса и делового администрирования (ИБДА) РАНХиГС, президент Российской ассоциации бизнес-образования, доктор социологических наук, профессор Сергей Мясоедов.

– Сергей Павлович, какое, на ваш взгляд, принципиальное отличие российских бизнес-школ от западных?

– Различий несколько. Статус. В США, Европе, многих странах Азии и Латинской Америки бизнес-школа – это очень круто. Это прекрасный кампус или прекрасное здание в центре крупного города. Это отношение бизнеса и органов власти с уважением и пиететом. Ведь бизнес-школа там считается намного круче университета. А тем более «корпоративного университета», т. е., назовем вещи своими именами: специализированного тренинг-центра, созданного для переподготовки работников определенной компании и существующего на ее средства.

Диплом МВА престижной зарубежной бизнес-школы (АйЭмДи, ИНСЕАД, Гарвардской, Уортоновской и др.) – это пропуск в высшее управленческое общество на всю жизнь. В России – пока только хороший и сильный карьерный толчок и рост доходов. И только после окончания бизнес-школ – лидеров. Дипломы ИБДА РАНХиГС, «Сколково», Санкт-Петербургской школы менеджмента и еще нескольких российских школ сегодня стали открывать многие двери. Но пока, к сожалению, не в такой степени, как Гарвард или Стэнфорд в США.

Но и нынешние успехи российского бизнес-образования у многих вызывают не радость, а раздражение. У нас со страниц прессы последние годы не утихает критика МВА. Причем, как эксперт скажу: критика удивительно неграмотная, примитивная и грубая. По моим наблюдениям, никто из этих «критиков» на МВА не учился, чем программа отличается от вузовской магистратуры, не понимает. Поэтому автор вначале выдумывает недостатки, а потом их «смело критикует». Цель – самопиар. Причина – хорошо известная психологам компенсация внутреннего комплекса неполноценности через агрессию. Отчасти это связано с тем, что люди путают факультеты управления в университетах и бизнес-школы, теоретические программы магистратуры и МВА. Чего за рубежом не происходит, потому что там бизнес-образование существует более ста лет. А у нас – только три десятилетия.

В мире сегодня свыше 17 тыс. бизнес-школ. А в России в составе Российской ассоциации бизнес-образования, которая объединяет сегодня практически все ведущие бизнес-школы и бизнес-центры России, – чуть больше 130 организаций. Из них, собственно, бизнес-школ с полноценным портфелем программ, собственными преподавателями-практиками, сложившимся кругом клиентов и понятной рыночной нишей – примерно 20-30.

– И, тем не менее, в России есть хорошие бизнес-школы и сильные программы МВА?

– Лучшие российские бизнес-школы строятся так же, как школы на Западе или Востоке. Они делают акцент на практические знания. А точнее, на обсуждение в аудиториях самого последнего практического опыта работы на рынке. Единственное серьезное отличие и преимущество для тех, кто делает бизнес и собирается делать бизнес в России, в наших бизнес-школах наряду с приглашенными западными и восточными «гуру» преподают лучшие российские преподаватели-практики, постоянно проводятся круглые столы и мозговые штурмы с выдающимися российскими бизнесменами. Работа идет на основе российского опыта и российских материалов. Для тех, чья работа строится вокруг экспортно-импортных операций, кто работает в иностранных компаниях, в российских бизнес-школах существуют программы МВА двойного диплома. На этих программах преподают смешанные команды преподавателей и используются российские и зарубежные материалы. Скажем, программы МВА Гренобльского, Антверпенского, Кингстонского университетов, которые преподаются в РАНХиГС бизнес-школой ИБДА и Институтом общественных наук (ИОН) представлены в рэнкинге 100 лучших программ МВА мира по версии Financial Times. Что касается Гренобльской школы бизнеса, то она занимает место среди лучших 20-30 программ МВА Европы.

Вообще, зарубежное партнерство отражает реальные достижения и статус бизнес-школы. Если ее партнеры за рубежом имеют аккредитации «тройной короны» и занимают высокие позиции в международных рейтингах, значит, российский партнер находится примерно на том же уровне. Рынок бизнес-образования мира весьма конкурентен. Никто не будет делиться своей репутацией и брендом со слабаками и «лузерами».

– На какие критерии нужно обращать внимание при выборе бизнес-школы и программы МВА?

– Если вы выбираете в России бизнес-школу и одну из ее программ, чаще всего это – МВА и ЕМВА – к этому надо подходить очень серьезно. Типичная ошибка, когда выбирают известный с советского времени университет, считая, что там должна быть хорошая бизнес-школа. В России это зачастую не так. Есть средние университеты с сильными бизнес-школами. А есть отличные университеты со слабыми бизнес-школами. К слову, именно их программы второго высшего образования, переименованные ради денег в МВА, чаще всего вызывают недовольство бизнес-сообщества своей теоретичностью.

Как отличить хорошую бизнес-школу от плохой?

Первое. Хорошая бизнес-школа не может работать на рынке меньше 10 лет. Потому что не успеет добиться «сыгранности» преподавателей, консультантов, коучей и бизнесменов-практиков. Это общемировое наблюдение. Чудеса, конечно, бывают. Но – в сказках.

Второе, как мы уже отметили, у бизнес-школы – лидера есть совместные программы МВА или МВА с престижными зарубежными партнерами. Почему именно МВА и ЕМВА, а не бакалавриат или магистратура? Последнее тоже неплохо, но добиться этого намного легче. Мировые лидеры наиболее неохотно дают свой бренд и диплом именно за совместные программы МВА и ЕМВА. Наличие таких программ, представленных в международных рейтингах, – знак качества российской бизнес-школы.

Третье. Российская бизнес-школа – лидер должна иметь признанные международные аккредитации. В мировом бизнес-образовании среди сотен аккредитаций котируется только три (их называют аккредитациями «тройной короны»). Это аккредитации: AMBA International (Международная ассоциация МВА, Лондон); EFMD (Европейский фонд развития менеджмента, Брюссель) и высшая из трех – AACSB International (Международная ассоциация развития университетских школ бизнеса, г. Тампа, Флорида, США). Из более 17 тыс. бизнес-школ мира в 2017 г. только 84 имели полную аккредитацию «тройной короны».

В России аккредитацию АМВА сегодня имеет 13 бизнес-школ, аккредитацию EFMD – 4 школы. ИБДА РАНХиГС завершил 5-й год шестилетней стратегической аккредитации AACSB (школа разрабатывает план развития, который эксперты ассоциации отслеживают в течение 6 лет по 15 комплексным параметрам до того, как присылают аккредитующую комиссию).

Четвертое. Хорошая бизнес-школа и сильная программа МВА не могут быть бесплатными. Напротив, они должны стоить дорого. Цена позволяет бизнес-школе привлечь лучших преподавателей-практиков. И привлечь самых талантливых бизнесменов в студенты. Чтобы стать менеджером, предпринимателем, лидером, нужен талант. Он есть не у всех. Без таланта учиться в бизнес-школе все равно что без слуха в консерватории. Бизнес – это о прибыли, риске и высоких доходах. Если у бизнесмена нет средств на сильную программу МВА, у него нет достаточного таланта к профессии. Или его талант пока не проявился. Самые талантливые идут в самые дорогие и престижные бизнес-школы.

Пятое – последнее и самое важное. Бизнес-школу и программу МВА лучше выбирать, учитывая рекомендации хороших друзей, которые уже прошли обучение. Они дадут самую лучшую и непредвзятую оценку.

– Различные корпоративные университеты, к примеру, тоже учат бизнесу…

– Конечно. Их роль в переподготовке российских менеджеров неправильно недооценивать. Однако, как написано в известном детском стихотворении: «мамы разные нужны, мамы всякие важны». Бизнес-школы и корпоративные университеты занимают разные ниши на рынке. Корпоративные университеты, как правило, концентрируются на тренинговых программах, относительно непродолжительных по чистому времени обучения. Большинство этих программ ориентируются на достаточно узкие отраслевые задачи. Бизнес-школы реализуют более сложные и комплексные проекты. Кроме того, бизнес-школы сегодня работают со средними и крупными предприятиями, слабо аффилированными с государством, которые во всем мире называют «чемпионами XXI века». Потому что именно они вырастают из «гаражной экономики», именно они быстрее всего внедряют в практику высокие технологии. В США, Европе и Китае на эти предприятия приходится 55-65 процентов ВНП. Ведь именно они являются носителями ценностей и подходов индивидуализированного, не поточного и не массового производства, которым отличается постиндустриальная экономика от индустриальной.

Однако вернемся к корпоративным университетам и потребностям крупнейших компаний. Наиболее прорывные образовательные проекты во всем мире рождаются как предмет сотрудничества бизнес-школ и корпоративных университетов. ИБДА РАНХиГС также сотрудничает с учебными подразделениями ряда ведущих компаний России. За последний период, объединив усилия, мы сделали пионерную магистерскую программу «Финансы и технологии» со Сбербанком, прорывную. Не имеющую аналогов в нашей стране образовательную программу для руководителей высшего кадрового резерва (группа «Достояние») Росатома – «Треугольник стратегического прорыва». Очень интересную программу для руководителей региональных филиалов Россельхозбанка, где очное обучение сочетается с качественными дистантными элементами. При разработке программы мы использовали опыт лучшей дистантной школы бизнеса мира – IE Business School (Испания), ректор которой, профессор Сантьяго Ингуэз является членом международного наблюдательного совета Президентской академии.

– Какими качествами должен обладать управленец? Можно ли научить управлять людьми?

– Когда вы принимаете решение идти на программу МВА, вы решаете, что у вас есть потенциал или талант управленца. Есть такое типичное убеждение в том, что всякая кухарка может управлять государством. Управлять-то может, только плохо. А для того чтобы быть управленцем, нужен такой же талант, как и для того, чтобы быть художником, писателем. 90% в управлении любого предприятия – это работа с людьми, мотивация людей. И лишь на 10-15% это будет специфика отраслевая, связанная с процессом производства. Есть люди, которым это дано управлять, выходить на коммуникацию, а есть которым не дано. Господь Бог блага распределяет равномерно: нет гениальных балерин с чудесным вокалом и, наоборот, вокалист Большого театра обычно не способен танцевать в балете. Кто-то может быть ученым, кто-то журналистом, а кто-то управленцем.

Талант управленца связан с наличием у человека эмоционального интеллекта, способностью понять себя, способностью понять окружающих (так называемая эмпатия) и замотивировать их, повести за собой. Эмоциональный интеллект слабо связан с научным интеллектом, если связан вообще. Из ста человек успешных предпринимателей, процент отличников и двоечников делится ровно пополам, подтверждая, что пятерки в сессию и умение работать с людьми – это совсем разные вещи. Широко известное выражение-вопрос: «Если ты такой умный, почему ты такой бедный?» – вполне обосновано. Кстати, неофициальный лозунг моей бизнес-школы – ИБДА РАНХиГС – поэтому звучит так: «Мы учим умных не быть бедными». Мы отбираем самых умных и одновременно талантливых с точки зрения бизнеса. И помогаем им отшлифовать свой талант. Как консерватория, куда приходят люди с отличным слухом. Но обучение помогает им на основе этого слуха стать виртуозами. То же самое бизнес-школа делает для талантливых менеджеров, предпринимателей, лидеров.

– Каковы перспективы, шансы на трудоустройство у выпускников качественных и хороших российских бизнес-школ?

– Самые благоприятные. Согласно исследованиям HH.ru (они проводили исследования на российском рынке в 2016 г.) выпускники программ МВА ведущих российских бизнес-школ в два раза быстрее устраиваются на работу и обычно имеют заработную плату на 30-40% выше.

Что касается ИБДА РАНХиГС, то по результатам «народного рейтинга», который на основе краудсорсингового опроса проводит сайт МВА.su, наша бизнес-школа последние 6 лет устойчиво занимает первое место в номинации «Самый быстрый карьерный рост и рост зарплаты после окончания обучения».

Обучаясь в бизнес-школе, вы получаете возможность структурировать свой практический опыт, получить практические знания и новые связи. Что ведет к ускорению карьеры. Это справедливо для всего мира. Это справедливо для России. Иначе очень тяжело объяснить, зачем люди идут на программу за несколько миллионов рублей, убивают почти два года своего времени, а потом рекомендуют ее коллегам и друзьям. В нашем случае до 85% поступающих в ИБДА РАНХиГС приходят по рекомендации друзей. Близкая статистика и у других ведущих бизнес-школ страны. Так что сарафанное радио действует.

Конечно, университетскую программу второго высшего образования, переименованную в МВА, можно купить в 2-3 раза дешевле. И учиться на ней будет легче. И университетские корочки могут быть вполне весомыми. И это тоже будет образование, причем, возможно, весьма неплохое. Только – теоретическое, а не ориентированное на практику и карьеру бизнес-образование. У нас люди привыкли, что все высшее образование по менеджменту или экономике более-менее одинаково. Тем более в хороших вузах. А здесь по-другому. Настоящее бизнес-образование отличается. Это как в танцах: можно быть балериной Большого театра, а можно танцевать вприсядку в танцевальной группе Академического ансамбля песни и пляски Российской армии имени А.В. Александрова. И в том, и в другом случае это «танцы», это требует мастерства. Но это – разные танцы. И техника их, и подготовка к ним – разные. Так же бизнес-образование и университетское образование. И то и другое – хорошо. Но, по-разному – для разных людей и разных целей, с разными преподавателями, форматами занятий и результатом на выходе.

Оригинал материала